В ПОИСКАХ ПОРЯДКА

Написано 14 августа 2019

ЧЕЛОВЕКУ СВОЙСТВЕННО УСТАНАВЛИВАТЬ ПОРЯДОК — только в нём можно чувствовать себя свободным: ясно видеть настоящее, предполагать и планировать будущее, достигать целей. Вместе с тем, само понимание «порядка» различно, а подчас и противоречиво: от исключительного следования воли монарха до анархии, в которой некоторые видят, пусть своеобразный, но тоже порядок. Это неудивительно — отношение к миру всегда субъективно, а объективность выражает тот же субъективный взгляд, только с учётом сформировавшегося у человечества духовного опыта восприятия тех либо иных объектов. Такое многообразие мнений можно привести к единству исключительно сознательной деятельностью и верой — через осмысление происходящего и стремление к нравственным идеалам.

Эти правила игры не ограничиваются государственном организмом, любая система — личная, семейная или общественная, — стремится к разумной свободе, реализующейся через мораль и право. Таким образом, умение видеть, понимать и совершенствовать порядок в котором ты существуешь, становится жизненно важным принципом. Его игнорирование приводит к тому, что течение жизни приобретает стихийный характер, отчего не все события оказываются радостными, а жизнь — не такой, какой мы хотели бы её видеть. Негативные события вынуждают задумываться о правилах порядка (нормах морали и права), в которые они не вписались, как это бывает, к примеру, когда происходят массовые трагедии, привлекающие к себе общественное внимание. Но корректировка «от случая к случаю» не способна изменить хаотичный беспорядочный образ жизни.

По этому поводу выразительно высказался Шеллинг, считавший, что «порядок, вызванный необходимостью, не может быть прочным отчасти потому, что созданное в силу необходимости рассчитано на удовлетворение ближайших потребностей». То есть перемены законодательства, будь то государственные или касающиеся только личного пространства, вызванные скоротечной необходимостью, призваны исключить только то, что произошло. Вместе с тем, наш мир бесконечен в своих проявлениях, поэтому единичные случаи, хоть и могут дать импульс к совершенствованию, но без целостного взгляда, не принесут существенной пользы.

Какой отсюда вывод? Во-первых, чтобы чувствовать себя свободным, а главное реально быть свободным, нужно всегда стремиться к порядку. Во-вторых, этот порядок требует непрерывного совершенствования. В третьих, горизонты этого совершенствования не должны ограничиваться предполагаемыми чувственными удовольствиями или ближайшими прагматичными выгодами, будь то личное обогащение или самоутверждение в иной форме. Такая ограниченность, свойственная стихийному, языческому (народному) человеку, должна преодолеваться ценностями духовного порядка, воплощёнными в определённые нормы морали и права. Тогда порядок будет держаться не только на слепом послушании авторитету, но также и на сознании долга – не только на букве, но и духе закона. Какими бы мудрыми ни были законодатели, их законы лишь формируют рациональные предпосылки для свободы граждан в государстве, в то время как специфически человеческое чувство – христианская любовь – реально мотивирует людей и осуществляет эти предпосылки «здесь и сейчас». Движимые этим исключительно позитивным чувством, люди создают и, опираясь на законы, разумно упорядочивают все свои социальные единства: семьи, дружеские связи и союзы, общности, сообщества, общества.